Доминантная история

Саша представлял себе как он будет идти по улице; подтянутый, мускулистый, опасный, в обтягивающей маечке , с серо-голубым амстаффом на поводке. Амстафф мускулистый как Саша и глазами цвета кюрасао. Саша тряхнул головой, отвлекаясь от картинки в голове и сказал – Беру. Выложил на стол, перед  владельцем питомника пачку денег и по-хозяйски поднял  щенка на колени.

Так в доме появился Бумсон, американский стаффордширский терьер невиданной красоты . Трех месяцев от роду. Пятнадцать килограмм кинологической красоты, зубов,  мыщц, дивной окраски, полового созревания и голубых глаз.

На следующий день после переезда из питомника Бумсон слегка укусил Сашин ноутбук. Да так ловко, что с одной стороны лопнул экран, а с другой стороны ssd-диск. Восстановить данные оказалось невозможно. Саша, мысленно бегущий с красавцем Бумсоном по берегу моря, щенка простил, списав инцидент на акклиматизацию на новом месте. Сашина семья, завороженная красавцем, вообще не придала значение такой мелочи как прокушенный ноутбук.

Саша с первых дней взялся за воспитание Бумсона. Если он не был в одной из своих частых командировок, то гулял с ним обязательно сам. Кормил тоже сам. Гулял и кушал щенок охотно. Начал по команде садиться. Вообще производил впечатление неглупого парня. С характером правда. С другой стороны, что за мужик без характера – думал Саша.

В возрасте полугода Бумсон уже выполнял несколько команд. Обучение давалось ему легко. Все понимал с первого раза. Как-то Саша разок бросил щенку палку, тот побежал за ней. Но к Саше подходить не спешил. Палку не подносил. И на команду “ко мне” не реагировал. Подошел только когда набегался. Саша его отругал и символически хлопнул поводком.

На следующий день, вернувшись домой после работы Саша с женой Ольгой обнаружили, что Бумсон съел мебель в гостиной. Кожаный диван, два кресла и банкетка. Стоимостью 11300 долларов. В смысле “съел”? – В прямом. Гостиная была покрыта ровным слоем огрызков кожи, дерева и наполнителя. Кроме того Бумсон запил диван банкой лака, которым Саша покрывал декинг на балконе, и останки дивана и кресел были покрыты собачьим поносом с тонким запахом лавки краснодеревщика.  Собирая диваньи мощи на помойку Саша с домочадцами прикидывали откуда какой фрагмент взят. Следов банкетки обнаружить не удалось. Видимо она была первая и пес просто пропустил ее через себя. Саша будучи сам мачо и признанной харизматичной альфой слегка дрогнул перед зубодробительной безаппеляционностью оппонента. Просто прикинув в какой ситуации он был бы способен разгрызть даже не диван, а хотя бы банкетку на неопознанные куски, он осознал, что на такой мужской поступок не способен.

Продолжая размыщлять о действии и противодействии Саша улетел в запланированную командировку в Нью-Йорк. А вечером, около 10 часов Бумсон пришел в супружескую спальню и лег на Сашино место, рядом с Олей. Оля когда-то вышла замуж за Сашу, впечатленная его напором и харизмой и никогда об этом всерьез не жалела. Но тут она увидел существо, которое похоже превосходило Сашу если не умом, то уж точно решительностью. А он ведь сильно моложе Саши непроизвольно подумалось Ольге.  Бумсон потянувшись развернулся всем телом к Ольге, продемонстрировав, что превосходит Сашу не только решительностью и молодостью, но местами и физическими статями. Наваждение прошло и Ольга с визгом врезала Бумсону по морде и ногами попыталась столкнуть с кровати. 35-килограммовый красавец заворчал и осклабился. Оля все поняв спозла с кровати и начала пятиться к выходу из комнаты. Добравшись до двери, она закрыла ее с другой стороны и выдохнула. Дверь открывалась внутрь спальни и Бумсон не мог ее открыть. Оля нашла телефон и позвонила Саше.

Вместо запланированной недели Саша вернулся через три дня. Дома в эти дни все шло нормально. Днем Бумсон кушал и выходил с Олей на прогулку, а вечером приходил в спальню и ложился на Сашино место. Ольга проводила ночи на диванчике в кабинете.  Там было неудобно, но безопасно. Саша, приехав, первым делом схватил пса за брыли, дотащил до постели и несколько раз с размаху ткнул того мордой в деревянный остов супружеского ложа. После этого присел на корточки, и не отпуская соперника, глядя в глаза спросил – Ты охуел, скотина? Ты к кому клинья бьешь? Я тебя кастрирую, падла! – Амстафф попятился, высвобождая морду и потупился. Саша, распаляясь продолжал – Если я тебя еще раз в постели увижу я из тебя чучело сделаю. Чмо блохастое! Понял?! – Бумсон не поднимал головы. Похоже до него дошло, что шутки кончились. Он понуро добрался до своей постели и лег там спиной к окружающим.

В течении дня Саша с Олей обсудили ситуацию. Саша был зол, но куражно зол. Покорность амстаффа привела его в хорошее настроение. Оля в присутствии Саши почувствовала себя увереннее, но беспокойство не оставляла ее. Не волнуйся – сказал Саша – Я этого бойца обратаю. Будет слушаться, сволочь.

Вечером Оля наконец вернулась в родную спальню. Перестелила белье после того как на нем три ночи спал боец-сволочь. Перед глазами стоял Бумсон потягивающийся в ее постели и плотоядно поглядывающий на нее. Оля постояла немного, успокаиваясь и  ушла в душ. Саша, замотанный перелетом и конфронтацией с Бумсоном уже помылся, оправил пару срочных писем и пришел в спальню. Приподнял одеяло и предкушая сон на негостиничных простынях впростался в койку.

Сквозь шум душа Оля услышала звук ревуна. Они с Сашей как-то были в речном круизе и она запомнила как корабельная сирена звучит в тумане.  Оля выключила воду и сквозь закрытую дверь услышала как Саша неразборчиво визжит  – …дский выродо..!!! чт… сдел… …теб.. …бл… …твою.. Убью… ! Выскочив из ванны, она открыла дверь и успела услышать завершающий аккорд –  Гандон ты плюшевый!!! Оля начала – Что случи…? Саша, не отвечая, в бешенстве прошел в ванну, оттолкнув по дороге Олю. От него тянулся запах дезодоранта, ярости и говна. Последним же была измазана сашина левая нога от колена и выше. Примерно до подмышки с заходом на спину. Дверь в ванную с грохотом захлопнулась. Оля побоялась идти в зал, опустилась на пол около двери в ванную и стала ждать Сашу.

Отмытый Саша и еще необсохшая Оля сидели на кухне и обсуждали ситуацию. Саша махнул коньяка из горла и немного успокоился. Деятельный мозг перебирал варианты, а Оля, которая коньяк не пила горячо шептала – Саша, я боюсь. Давай его отдадим… Сегодня он тебе под одеяло нагадил, а завтра, что он сделает? Ты уедешь опять. Как я тут с ним одна?  Он же не слушается. Я его боюсь. Он на меня смотрит как… как… Не знаю. Нехорошо смотрит. А дети… Вдруг он на них? Саша глянул на Олю и неуверенно сказал – Да чо он сделает? Подумаешь, смотрит он. Просто построже с ним надо. Ты с ним неуверенно разговариваешь, вот он и разбаловался. Оля затравленно посмотрела на Сашу. Саша вспомнил голубые льдинки глаз Бумсона и сказал – Ладно. Есть у меня идея. Я бы и сам справился, но раз ты просишь. Завтра приведу кой-кого. Пошли спать.

Так появился Эйтан. Его телефон Саше дал на всякий случай хозяин питомника. Эйтан был дрессировщик собак. Жил за городом и содержал десяток псов. Разводил дрессировал, лечил, хорошо понимал их. Вечно кого-то выручал и собирал брошенных собак. Собаки его любили и слушались. Вообще складывалось впечатление, что минимум в двух прошлых жизнях он был собакой. А в этой родился человеком по недоразумению. Он даже внешне напоминал кане корсо, одетого в карго штаны и поношенную футболку.  Еще до прихода, выслушав Сашу по телефону он напористо сказал – Слушай внимательно. Амстаффы собаки доминантные. Они так за место вожака борются. Им надо доказать, что ты главнее. Тогда все будет нормально. Я приду, понаблюдаю и скажу как себя вести.  Только имей ввиду, что скажу то и будете делать. Ясно? Саша быстро кивнул, забыв, что по телефону этого не видно. И тут же почувствовал раздражение от своей поспешности. Что-то многовато доминантных вокруг – подумалось ему –  и все хотят быть вожаками.

Пару дней прошли спокойно и наконец пришел Эйтан. Он огляделся, уверенно прошел к Бумсону, так же уверенно погладил его, что-то сказал, пару раз бросил и забрал мячик, который Бумсон любил гонять по квартире. Пес реагировал спокойно и даже дружелюбно. Эйтан обратился к Саше и Оле – Хороший пес. Разбаловали слегка. Все нормально будет. Научим. Общие принципы работы с доминантностью такие… У Саша, налилось кровью лицо, говорить он не мог  и молча показал на Бумсона, стоящего за спиной Эйтана. Дрессировщик и Оля резко повернулись и успели увидеть  Бумсона,  поднимающего ногу на статуэтку двух влюбленных, стоящую на полу в гостинной.  Влюбленные уже стояли в луже мочи. Статуэтку Саша и Оля привезли из Вероны и с ней у них было связаны самые романтические, и даже эротические воспоминания.  Эйтан подобрался и как будто даже обрадовался. – О! Это хорошо. Так он пытается показать кто здесь главный. Саша, ты должен сделать то же самое. Прямо сейчас.  – В смысле? – не понял Саша.  – Доставай и поссы туда куда он только что – развеял непонимание Эйтан – покажи кто в доме хозяин. Саша беспомощно посмотрел на Олю. Оля отвела глаза. – Да как же.. это ж.. Да я ему лучше врежу сейчас. – сдавлено сказал Саша. – Ни в коем случае. Делай что говорю. И быстрее. Тут фактор времени важен. Нельзя, чтобы он видел, что ты сомневаешься – нагнетал Эйтан. У Саши на лбу выступил пот. Оля развернулась и исчезла в коридоре. Саша проковылял до статуэтки. Бумсон оценивающе смотрел на него своими льдинками.  Ширинка не поддавалась одеревеневшим пальцам. Кое-как высвободив орудие доминантности Саша прицелился в статуэтку. Сосредоточиться на процессе не получалось. Некстати вспомнилось как в Вероне они упаковывали статуэтку перед полетом, чтобы не повредить и постоянно отвлекались на поцелуи. Шлюз не открывался. Сахара была суха. Небо не обещало дождя. Саша не мог вызвать так нужную сейчас струю, которая докажет, что хозяин в доме он, а не эта голубоглазая сволочь. Хорошо, что Оля вышла и не смотрит – подумалось ему. И эта мысль вдруг его расслабила и первые капли западали вокруг застывших влюбленных, на пол в гостиной. Результат его усилий явно проигрывал бодрой луже, которую напрудил Бумсон, но это было лучше чем ничего. Поняв, что выдавить больше не удастся Саша навел порядок в одежде. И глядя с вызовом на Эйтана сказал – Больше нету. Я недавно в туалет ходил.

Потом они опять сидели на кухне и разговаривали. Эйтан объяснял, что делать дальше и как себя вести. Даже демонстрировал разные регистры рычания амстаффов и объяснял какой регистр, что значит и как на него реагировать. – А если собака тебя укусит, то большое значение имеет куда она укусила и насколько сильно. Это может быть фантомная агрессия или ретардированная… – токовал Эйтан.  Саша и Оля не смотрели друг на друга. Так не встречаясь глазами они и пошли спать после ухода Эйтана.

Первое, что вспомнил Саша проснувшись утром это это как он вчера непослушными пальцами держал непослушный член и мысленно настраивался на мочеиспускание под уверенным взглядом Эйтана и незримым присутствием Оли. Он застонал от стыда и беспомощности, не открывая глаз.

На следующий день Бумсон пока Оля и Саша отсутствовали перегрыз и намертво заклинил внутреннюю часть замка входной двери. Попасть домой семья смогла только после вызова службы по взлому. Зайдя домой Саша сразу позвонил Эйтану. Нет, он не собирался спросить на кого ему поссать в такой ситуации, он попросил, чтобы Эйтан забрал Бумсона вместе с его доминантностью к себе. Навсегда. Эйтан к счастью согласился.

Про Бумсона они больше никогда ничего не слышали. Саша завел капского варан и с удовольствием за ним ухаживал. Даже выводил гулять на поводке. Спал тот в большом террариуме.

Где-то через год Саша заехал в мастерскую к знакомому кузнецу заказать стойку под гриль на балкон. На входе он увидел, что кузнец разговаривает с Эйтаном. Тот энергично показывал рукой на которой не хватало двух пальцев, кузнецу на прутья большой клетке и говорил – Одиночные мы уже делали. Не выдерживают. Швы должны быть двойные, а кольцо для фиксации цепи должно быть из легированной стали…  Раньше вроде пальцев полный комплект был – отвлеченно подумал Саша – Интересно, что значит когда собака кусает за пальцы? А может это не собака. Мало ли что произошло. Пожалуй, ну ее на хер эту стойку. – Саша развернулся и пошел к машине. Эйтан его не заметил. Он продолжал, что-то горячо объяснять кузнецу, жестикулируя беспалой ладонью.

Марта

Марте бог дал кривые ноги, ум, упрямство, нечувствительность к боли, безмятежность и везение. Весь это набор качеств делал ее настоящей сукой. Она прожила 14 прекрасных лет, окруженная заботой, почитанием и вседозволенностью, а потом в ее жизни появился я и она впервые в жизни услышала решительное “нельзя”. Никакого впечатления на нее это “нельзя” не произвело. Она продолжила делать ровно то что хотела. И не делать того чего не хотела. То что периодически где-то на окраине ее сознания возникал я, с криком “нельзя!” она воспринимала с уважением, но менять ничего не собиралась.

Так прошло еще два счастливых года жизни Марты, периодически омрачаемые всплесками моей педагогической активности. Омрачали они в основном меня, амстафу Марте было безмятежно параллельно. А потом Марта умерла. Умерла как и жила. Предварительно хорошо поев, в своей постели, во сне, без мучений и слезливых прощаний. Обнаружил умиротворенную Марту я. Подозреваю, что выбирая время для отхода в мир бесконечных косточек она это тоже просчитала. Возникло две проблемы: похороны и объяснения с семьей. Семья была в курсе наших сложных взаимоотношений с Мартой и ответ на вопрос “кому выгодно?” сразу выставлял меня в невыгодном свете. Я глянул в зеркало и увидел там лицо, при одном взгляде на которое было понятно, кто привел к смерти собаки. Алиби у меня не было. Я вздохнул.

Семья потом, теперь похороны. Муниципальный сервис отпадал. Был уже вечер, а провести ночь с мертвой Мартой в квартире или наоборот оставить покойницу на ночь в машине не вариант. Назовите это предрассудками, но не хочу. И вообще у евреев положено хоронить в тот же день, а Марта была воплощением еврейства.

Справедливо рассудив, что совочка, которым тесть пересаживает цветы будет недостаточно для американского стаффордширского терьера я заехал в магазин за лопатой. Втроем, с Мартой и лопатой мы поехали искать место упокоения. Современный город предлагает удивительно мало действительно укромных уголков в которых можно было бы зарыть труп. Я вспомнил про рощу авокадо недалеко от дома. Я ее постоянно проезжаю по дороге на работу. Хорошее, укромное место.

К роще я подъехал уже в темноте. И обнаружил, что ворота добротно заперты, а забор довольно высок. Перебросив лопату через забор, я задумался о теле. Бросаться мертвой Мартой было как-то неуважительно. Кроме того зная ее мерзкий характер я не исключал, что от удара она может и ожить. А это уже лишнее, после всех усилий. Марта оказалась страшно тяжелой. Пристроив ее сверху на забор, я отошел на пару метров, чтобы перебросить свои 120 килограмм на другую сторону.. Перебравшись, я нашел лопату и подошел к Марте. В свете луны ее глаз блеснул, подмигивая мне и Марта неграциозно упала с забора обратно, туда откуда я ее с таким трудом поднимал. Я вернулся на исходную позицию и наплевав на уважение к усопшей без церемоний перебросил ее через забор. Лазить всю ночь туда-обратно не входило в мои планы.

Авокадовая роща ночью это довольно романтическое место, если ты забрел туда с подругой в поисках укромного места для любви на природе. Сросшиеся кроны не пропускают свет и создают естественную крышу. Таинственная жизнь шелестит вокруг. Совсем другое дело когда ты находишься там ночью, с трупом собаки и лопатой. Отодвинув толстый слой слежавшихся листьев я сделал три копка и в этот момент услышал как за моей спиной кто-то сделал два осторожных шага по сухим листьям. Скорости моих движений позавидовал бы Брюс Ли. Я резко развернулся и привел лопату в боевое положение. Вгляделся, но никого не увидел. Отдышался. Огляделся. Все было тихо. На всякий случай развернувшись лицом к тому месту откуда я слышал шаги я продолжил копать. И через два движения лопатой снова услышал шаг по опавшей листве. Мысль оставить Марту непогребенной стала казаться абсолютно логичной. Я стал двигаться в сторону забора. И тут рощу , через забор осветил свет фар. Кто в такое время может ездить вдоль заброшенной рощи я представлял; или полиция или муниципальные службы. Или сексуальные маньяки-убийцы, охотящиеся на крупных мужчин. Ни с кем из них я встречаться не хотел. Но неведомый ходок по листве пугал еще сильнее. Я замер, мысленно проклиная Марту и ее безвременную кончину. Фары поелозили по окрестностям и пропали. Я немного выдохнул и в этот момент прямо мне на голову, с дерева упал авокадо. Такого всепоглощающего всплеска адреналина я не испытывал никогда. Возможно это был пик моей жизни.

Могилу я дорыл. Сообразил, что “шаги” это были звуки от падающих на листву авокадо. Все равно рыть было страшно. Но дорыл. Амстафа закопал. Выбрался к машине и поехал домой. Прощальная гастроль Марты очень подходила к ее характеру. Дома посетовали, что я не сообразил снять с Марты ошейник и оставить его на память. Поинтересовались нельзя ли это еще сделать. Мне об этом не говорят, но я знаю, что домашние до сих пор подозревают, что я имею непосредственное отношение к этой смерти. Марту дома очень любили.

Вакцинирование от сепульки

Звоню в Министерство здравоохранения, отдел лицензирования.

Я – Здравствуйте, мы хотим на базе клиник делать вакцинирование от сепульки. Насколько я понимаю отдельной лицензии на это не требуется?

МЗ – Здравствуйте! Очень кстати. От сепульки мало кто вакцинирует. Но по этой теме есть изменения. Начиная с конца предыдущего периода уже требуется лицензия.

Я – Бля… годарю! А где требования посмотреть?

МЗ – А на сайте нашем, в разделе лицензий.

Я – А я был там. Там ничего не написано по этому поводу.

МЗ – Ах да! Это новое требование. На сайте еще нет.

Я – А вы пришлите мне требования и критерии на мэйл.

МЗ – Тут такое дело. Они еще не разработаны.

Я – …?

МЗ – Их запланировано разработать до конца середины текущего периода. И сразу на сайт выложим. Не дожидаясь окончания конца текущего периода.

Я – А до тех пор можно без лицензии вакцинировать?

МЗ – Желательно подать просьбу. И если вы критериям соответствуете мы вам быстренько дадим лицензию. Нам очень не хватает борцов с сепулькой.

Я – А как же…? Критериев же нет пока. Не разработаны.

МЗ – А вы просьбу подайте. Мы рассмотрим.

Я – А что писать?

МЗ – Пишите, что хотите вакцинировать от сепульки. И соответствуете всем критериям и требованиям. Вы же соответствуете?

Я (тихонечко) – Ясен хуй…

МЗ – Что, извините?

Я – Соответствуем на 144 процента!

МЗ – Ну вот и чудно. Присылайте просьбу.

Просьбу подали. В положенный законом 30-тидневный срок она была удовлетворена.

Охота на туриста в Израиле или арабская антропология

Турист в Израиле законная добыча. Лицензия на отстрел выдается вместе с удостоверением личности и действует круглый год. Кошелек, почки, сетчатка глаза и первичные половые признаки туристу не принадлежат. Они аборигеновы по праву сильного. Есть вегетарианцы и слабаки, которые с презрением относятся к увлекательному занятию охоты на туристов, но их меньшинство.

После долгого перерыва попал в старый город Иерусалима в компании датских туристов. Между нами разговор идет по-датски и по-английски, они выглядят явными европейскими лошками. Я красив, статен, будка рязанская и с большим фотоаппаратом. Тоже местным не выгляжу.

Были с проклятиями и руганью на 4 языках выгнаны из двух лавок и одного ресторанчика. Арабесы (в плохом смысле этого слова) видя туриста видят двух баранов – одного, которого они сейчас будут стричь, а второго, которого они купят на состриженные деньги. И отвлечь от этой дивной картины их можно только ударом бейсбольной битой по голове.

Убедить моих гостей, что есть центре Старого города это трагическая ошибка, возможно последняя в их жизни, мне не удалось. Хозяин ресторанчика щебеча и делая феллацио нам все одновременно затащил нас внутрь своего заведения. Демонстративно поменял скатерть на нашем столе на скатерть с соседнего. Пятна и дырки на новой скатерти располагались более гармонично чем на предыдущей. Быстренько озвучил нам позиции в меню и почтительно замер в ожидании. Наивные как дети датчане наперебой закурлыкали, заказывая кебабы, шуарму и другие лакомства. И только реалистичный я, пока еще на английском поинтересовался стоимостью явств в этой пещере Али Бабы. В глазах Али Бабы мелькнуло 40 разбойников и он, неохотно озвучил стоимость шуармы, упомянув, что шуарма делается прямо из небесных тельцов, и затмевает своим вкусом приснопамятную манну небесную. Датчане, услышав, что шуарма стоит так как будто она делается не из небесного тельца, а из золотого резко потеряли аппетит и решили ограничиться напитками. Скрыв разочарование Али Баб начал принимать заказы на колу и лимонад. И только нудный я, уже на иврите поинтересовался стоимостью напитков. Увы, узнать стоимость напитков нам было не суждено. Из хозяина выскочили все 40 разбойников и заорали, что нас здесь обслуживать не будут и чтобы мы выметались из их пещеры. Датчане оказались люди с юмором и мы, поржав выкатились оттуда на улицу.

Перекусили мы в другом месте, у арабов (в хорошем смысле этого слова) где в меню четко указаны цены. Есть я лично там не стал, так как качество пищи в таких местах по-прежнему оставляет желать, но хотя бы все понятно с ценовой политикой. В предыдущем месте если бы мы сделали заказ, не узнав цену нам бы выкатили в конце счет долларов по 10 за бутылочку колы. Не разорились бы, но дураком себя чувствовать тоже неохота. И сувениры мы тоже купили в лавочках в которых цены фиксированные. Я очень спокойно отношусь к загибанию цены. В большинстве видов бизнеса каждый имеет право ставить те цены, которые хочет. Единственное условие – я хотел бы знать цену до того как меня будут оглаживать нефритовым стержнем, а не после.

Что по-прежнему хорошо в Старом Городе это возможность всласть пофотографировать. Аутентичность и антропология.

Предварительные ласки как обязательное условие

Запрос на зафренд в фэйсбуке от симпатичной, молодой аватарки. Не успел утереть слюни и подтвердить запрос как она уже шепчет в личку и начинает присовывать мне услуги мобильной связи.

Тут бы тоньше надо – легкий флирт, полунамеки, выразить интерес к моему богатому внутреннему миру. Глядишь я и готов на легкую интрижку с другой компанией мобильной связи втайне от корпоративного тарифа. А так.. Даже не разогрев, пытаться нахрапом насадить меня.

Женщины все-таки очень циничные существа. Им только одного надо.

Чтоб я у них мобильную связь купил.

Чего не бывает летом в Тель-Авиве

Много лет назад был август. Я был изнурен жарой, ивритскими глаголами группы hитпаэль и беспрерывным щелканьем пневматического пистолета, которым я обивал офисные стулья. И тогда я спросил старого иракского еврея, владельца заводика на котором я работал, готовясь к психометрии (аналог ЕЭГ): – Моше, нах – спросил я, – уже август, нах, лето уже скоро заканчивается нах, когда-же нах будет дождь? А, нах? – И посмотрел на него огромными, полными страдания глазами.

Старый иракский еврей Моше посмотрел на меня обратно и сказал: – Я приехал в Израиль 64 года назад, и ни разу, ни разу за все эти годы летом дождя не было. – Данунах – прошептал я.
Меня ждали пистолет и глаголы, а Моше своеобычный стаканчик кофе с сигаретой.

А спустя 19 лет. Сегодня. 21 июня 2017 года в Тель-Авиве был дождь.

Вам, избалованным питерцам, москвичам, челябинцам, парижанам, ньюйоркцам и жителям Тарандта этого не понять.